Цветок кактуса | Cactus Flower (1969)

Ваша оценка фильму

блистательно
0
Голосов нет
очень круто
0
Голосов нет
круто
0
Голосов нет
очень хорошо
0
Голосов нет
хорошо
0
Голосов нет
недурно
0
Голосов нет
не очень
0
Голосов нет
плохо
0
Голосов нет
очень плохо
0
Голосов нет
ужасно
0
Голосов нет
 
Всего проголосовавших: 0
Эмили Джейн F
Аватара
Эмили Джейн F
Возраст: 28
Репутация: 209
С нами: 1 год 10 месяцев
Статус: Милая Эмили

Сообщение #1 Эмили Джейн » 23.07.2017, 20:22

Изображение
Цветок кактуса (Cactus Flower)
1969 | США | PG | 01.43
комедия, мелодрама [романтическая комедия в старинном вкусе]
КиноПоиск | IMDb | Rotten Tomatoes | Википедия

Режиссер: Джин Сэкс. Сценарист: И.А.Л. Даймонд. Оператор: .
Литературная основа: пьеса Пьера Барилле и Жан-Пьера Греди "Цветок кактуса" (Fleur de cactus), 1967 + бродвейская постановка Абе Берроуза.
Актеры: Уолтер Мэттау (д-р Джулиус Уинстон), Ингрид Бергман (Стефани Диккенсон), Голди Хоун (Тони Симмонс), Рик Ленц (Игорь Салливан), Джек Уэстон (Харви Гринфилд) ...

[эта статья пока не окончена]

Эмили Джейн F
Аватара
Эмили Джейн F
Возраст: 28
Репутация: 209
С нами: 1 год 10 месяцев
Статус: Милая Эмили

Сообщение #2 Эмили Джейн » 23.07.2017, 20:52

Изображение Изображение Изображение

Колючие бока

Ночь. Улица. Почтовый ящик. Предсмертная записка.
Дверь заперта на замок, задвижку, цепочку. Цветные подушки взбиты. Свечи погашены. Портрет прогулявшего юбилейное свидание возлюбленного страстно расцелован. Осталось только включить газ и принять эффектно-страдальческую позу: псевдо-женатик и отец троих воображаемых детей предсказуемо вечно занят, падающие с чужого стола «крошки счастья» - слишком скудная диета, вся молодость впустую загублена, хнык-хнык. А дальше – как пойдет работа у соседа по квартире (он, знаете ли, писатель, да-да, тот самый, вы наверняка о нем слышали, он еще гремит по ночам пишущей машинкой и сводит меня с ума). Если Игоря сегодня посетит муза – игра в трагедию, вполне вероятно, обернется для крошки Тони Симмонс трагедией настоящей. Но вот если вдохновение отступит перед жаждой никотина – гарантирована комедия положений, увлекательная и остроумная. Колкая, как тот самый кактус. Но, как и он, не без нежных цветов ближе к финалу.

«Цветок кактуса» не претендует на статус камерного кино. Здесь присутствует разнообразие локаций и встроена возможность перемещения не только между стадиями конфликта. Но все же театральное прошлое сюжета поминутно дает знать о себе. Буквально в воздухе висят ремарки курсивом [звук бьющегося стекла, входит сосед]. Кинематографический язык предельно прост: только туго закрученная пружина истории, напряженные диалоги и отточенная актерская игра, почти ничего сверх. Все, что остается оператору – точно бабочек сачком, ловить крупными планами капризные гримаски Голди Хоун, мечтательные улыбки Ингрид Бергман. Театральны характеры: две-три яркие черты, характерный набросок, почти шарж. Театральна речь: здесь изъясняются исключительно тонкими изыскано нарочитыми остротами в духе пьес Оскара Уайлда. Театральна и сама любовь. Попытка суицида, предложение руки, освобождение от оков стародевичества - все чуть напоказ. Но «театрально» здесь не значит «искусственно». Просто комическое рождается из осведомленности зрителя, а все герои с их достоинствами и недостатками словно вывернуты: живыми беззащитными сердцами наружу, как часто бывает в литературе, несколько реже в театре и почти никогда в кино. Тасуется пасьянс из четырех карт. Грезящая об «офигительных штанах» из черной кожи малышка Тони и побитый молью Джулиан, которому пределом мечтаний женщины видится старушечья норка... Джулиан-бабник, не способный разглядеть женственность, пока она не наденет юбку покороче, и строгая стерильная мисс Диккенсон... Стефани Диккенсон после порции текилы с джином и галантно-беззастенчивый мальчик Игорь... Взявшийся опекать неразумную соседку Игорь-друг и эгоистичная Тони, в чьей хорошенькой головке пока не умещается никто, кроме нее самой… И все комбинации любопытны, и все – из серии «любовь зла».

Есть в «Цветке кактуса» и еще одна заметная, может быть, даже определяющая черта – вездесущая… нет, не старомодность, а скорее старосветскость. В некоторых отношениях фильм поразительно современен, отраженный в нем полувековой давности мир не устарел, не канул в Лету. Девчонки все так же очертя голову бросаются в неподходящие романы, чтобы однажды осознать, что африканские страсти на продавленном диване – это, конечно, здорово, но неплохо бы подумать и о колечке на пальце. Преданные секретарши все так же готовят боссам сэндвичи, вкладывая в них всю любовь, пусть даже ее объект не способен разглядеть в этих приношениях ничего, кроме обилия майонеза. Юные бунтари все также пишут «прогрессивные пьесы», в которых все герои – вы не поверите! – одеты, и зритель способен оценить подобное новаторство ничуть не больше, чем в конце 60-х. Но стоит затронуть область не событий, а чистого чувства, и картина вдруг оборачивается антиквариатом, чем-то вроде музыкального магазина, где работает Тони, с обилием грампластинок в картонных конвертах и отдельными комнатками для желающих послушать новинки. В стремлениях своего сердца герои поразительно чужды финансово-бытовых мотивов, даже здоровых. Они легко приручают и дают приручить себя, но не чужды ответственности. Даже Тони и Джулиану – слабым и себялюбивым – для внутреннего комфорта необходимо прощение или хотя бы неведение со стороны обиженных ими. И, наконец, такая неуместная, почти с неловкостью принимаемая сегодня, мораль: печально, но факт – молодым лучше с молодыми.

…Поразительно, насколько сложно бывает мертвыми словами передать ментоловую свежесть подлинного очарования, сливочную сладость истинной нежности или грейпфрутовую горчинку непринужденного острословия, от которого язык покалывает, точно после пакетика взрывающейся карамели. Все слова давно истасканы и многократно приложены к всякоразному, да и контекст времени агрессивно противостоит. Мы слишком долго живем в эпоху «после «Американского пирога»». Словосочетание «романтическая комедия» все чаще вызывает в памяти образ чего-то летнего, пустоватого, беззаботно-развязного. А уж если сходу выложить синопсис о запутавшемся в интрижках лжеце и его подставной жене – и вовсе пиши пропало. Все столько раз было в перепевках, в вариациях по мотивам, даже в вольном римейке с Энистон и Сэндлером, что уже трудно отделаться от неприглядного опыта и без личного знакомства поверить, что и непритязательные блуждания в любовном четырехугольнике в добрых и мудрых руках могут вылиться в нечто неповторимое. Редкое. Удивительно целое. Почти идеальное… Да-да, перебор с восхищенными эпитетами делает только хуже. Но все-таки так трудно оставить попыток найти их – самые верные слова для описания долго не оставляющего после просмотра светлого чувства, тихой благодарности души, которая в самый разгар бурных киностранствий вдруг наткнулась на островок победившего добра, где вездесущее ехидство беззлобно, вожделение простосердечно, ложь неуклюжа и забавна, а единственный непростительный грех – пошлость.

Изображение Изображение Изображение


Вернуться в «Киноколлекции»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость