Большой Тылль

Gwynbleidd M
Аватара
Gwynbleidd M
Возраст: 30
Репутация: 189
С нами: 3 года 9 месяцев
Откуда: Каэр Морхен
Статус: Bloede Vatt'ghern

Сообщение #1 Gwynbleidd » 02.07.2019, 13:26

Изображение

Большой Тылль
1980 | СССР
КиноПоиск, IMDb

Режиссёр: Рейн Раамат
Сценарий: Рейн Раамат
Директор фильма: Кулно Лухт
Оператор: Янно Пылдмаа
Композитор: Лэпо Сумера
Художник: Юри Аррак
Монтаж: Керсти Миилен
A d'yeabl aep arse

Gwynbleidd M
Аватара
Gwynbleidd M
Возраст: 30
Репутация: 189
С нами: 3 года 9 месяцев
Откуда: Каэр Морхен
Статус: Bloede Vatt'ghern

Tragos Ode

Сообщение #2 Gwynbleidd » 02.07.2019, 13:27

Долгое время мультипликация считалась (за редкими исключениями) сугубо детским видом кино. Так было до 1956 года, когда в Загребе был создан центр анимации под руководством Душана Вукотича. Творчество «загребской школы анимации» (как её назвали критики Жорж Садуль и Марсель Мартен) разительно отличалось от традиционной анимации, как «Студии Уолта Диснея», так и созданной под её культурным влиянием студии «Союзмультфильм». Отличия эти затрагивали как форму, так и содержание. Часто вместо мягких и округлых диснеевских форм использовались более резкие и зигзагообразные. Сам рисунок стал более условен, порой намеренно упрощён. Эта намеренная примитивизация позволяла расширить творческие и жанровые границы. Мультики стали более взрослыми. В них начали появляться социальные, психологические и даже философские мотивы. С тех пор словосочетание «Загребская школа» стало своеобразным синонимом интеллектуального мультфильма, принадлежащего к анимационному артхаусу.

В традициях «Загребской школы» в 1980 году режиссёром Рейном Рааматом и художником Юри Арраком был создан один из наиболее знаковых мультфильмов в истории эстонской анимации – «Большой Тылль». Этот трагический эпос с элементами сюрреализма, повествующий о персонаже эстонского фольклора великане-земледельце Тылле, сражающемся с врагами своей родины, помимо многочисленных восторгов вызвал и немало нареканий. В частности мультфильм упрекали в излишней жестокости и завуалированном национализме. Создатели соглашались с первым пунктом, настаивая на его необходимости, и отвергали второй. Однако при просмотре «Большого Тылля» всё таки проскакивает мысль о некотором лукавстве Раамата и Аррака, ибо в мультфильме при желании всё же можно усмотреть намёки на советскую оккупацию Эстонии. Как бы там ни было, основная прелесть «Большого Тылля» заключается в его вариативности и универсальности. Этот мультфильм можно рассматривать в самых разных плоскостях и контекстах.

В первую очередь «Большой Тылль» пропитан антивоенным пафосом. Обилие кровавых сцен в данном случае – это, по сути, шоковая терапия, призванная вызвать в зрителе сострадание, а может даже чувство стыда за собственные жестокие поступки. Война здесь страшная, хаотичная, мерзкая. Она есть всеобъемлющий непрекращающийся ужас, умело подчёркнутый устрашающей этно-минималистской музыкой Лепо Сумеры. Лица агрессоров абсолютно одинаковы, ведь люди, объединённые в толпу единой жестокой и кровожадной целью, обезличиваются, лишаются собственной идентичности. А возвысившаяся над толпой личность, пускай даже великая, в итоге всё равно будет обезглавлена.

Гуманистические настроения выражены также и в образе самого Тылля. Да, он воюет, убивает людей, однако, если приглядеться, в его мимике и жестах можно заметить нерешительность и вину. Тылль является эдаким «героем поневоле» - он выполняет свой долг, но делает это с тяжёлым сердцем, не чувствуя себя героем. Он словно бы понимает бессмысленность любой бойни, однако, как это ни парадоксально, оказывается совершенно бессильным для того, чтобы изменить это. Потому кадр в середине мультфильма с омовением Тылля и его плачем, является ключевым для понимания всей картины.

Внутренние противоречия героя выражены и в том, как он нарисован. Острые линии подчёркивают силу и воинственный нрав, в то время как плавные свидетельствуют о его доброте, мягкости и нежности с которой он относится к своей жене Пирет. Однако при всех своих положительных качествах, свою силу Тылль нередко использует в деструктивных целях, пусть и по необходимости. В этом и кроется внутренняя трагедия доброго великана – личности настолько монументальной, что ей под силу, в лучших традициях эпоса, формировать ландшафт, становясь его неотъемлемой частью.
A d'yeabl aep arse


Вернуться в «Киноколлекции»